Zemlyconsalt.ru

Дачный журнал садовода
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ландшафтный дизайн восстановленного имения

Сад в русском стиле

В ремя от времени в среде профессионалов и любителей садового дела разгораются жаркие дискуссии на тему «Русский сад». Спорят о том, что такое русский сад, каковы его характерные черты и можно ли вообще говорить о русском стиле садового искусства.

История вопроса

Богатая история вопроса, различие художественных подходов и направлений в разное время и в разных регионах нашей огромной страны, постоянное внешнее влияние вкупе с недостатком информации о садах прошлого значительно усложняют оценку самобытности и оригинальности русского сада.

Тем не менее многие специалисты сходятся во мнении, что существует сложившееся представление о русском саде, воспринимаемое не только объективно, по его характерным чертам, но и субъективно, на эмоциональном уровне. Действительно, в тех случаях, когда речь идет о русских садах и усадьбах, для большинства из нас такие выражения, как «темные аллеи», «бабушкин сад» или «дворянское гнездо» и порождают поток определенных ассоциаций и образов.

Надо признать, что русское садово-парковое искусство на протяжении веков своего развития впитало в себя многообразные заимствования. Русская народность, как известно, не относится к самым древним этносам, она сформировались из восточнославянских племен менее тысячи лет назад. К этому времени уже давным-давно существовали регулярные сады Нила и Междуречья, древнегреческие сады-перистили, сложные пейзажные парки китайских императоров, эклектичные сады при виллах римской знати или средневековые монастырские клуатры.

Позже утилитарные и декоративные русские сады также перенимали черты европейского садового искусства, пережившего популярность регулярного и пейзажного стилей. Многое из того, что в наших садах нам представляется исконно русским, так или иначе пришло извне. В XVIII–XIX веках большинство квалифицированных садовников в российских усадьбах составляли англичане, немцы и другие иностранцы.

Однако чужие садовые стили и приемы в известной степени переиначивались и подстраивались под реалии российской культуры и ментальности, характер быта, особенности климата, ландшафта и природной среды. Поэтому уже к середине XIX столетия, когда, как принято считать, усадебное садоводство в России находилось на пике своего развития, сложились основные черты русского сада.

Известно, что уважаемый знаток истории садового дела В. Курбатов называл русское садовое искусство подражательным и предлагал вернуться от произвольной и эклектичной разбивки садов к формальным принципам планировки. Большой авторитет садоводства в России А. Регель также ставил под сомнение существование какого-то особого русского садового стиля. Но с другой стороны, он выделял национальный облик русского сада, подчеркивая его связь с природой, чудесными российскими лесными пейзажами. Он писал: «Простые русские сады, в их дикой, естественной красе, стояли ближе к истинному художеству, чем регулярные насаждения романского стиля, и, быть может, именно по этой причине инстинктивно нравились русскому народу».

Чужие садовые стили и приемы переиначивались и подстраивались под реалии российской культуры и ментальности, характер быта, особенности климата, ландшафта и природной среды. Уже к середине XIX столетия сложились основные черты русского сада.

Русский характер

Сад, как и другие объекты культуры и искусства, является отражением национального характера. Поэтому для русского сада, если так можно выразиться, характерны широта и радушие, некоторая небрежность, а также загадочность, приписываемая русской душе. Русский усадебный сад – свободный и естественный, немного запущенный, слегка непричесанный, в противоположность вылизанным немецким или голландским садам. Наверное, это тоже можно считать отражением душевных свойств русского человека, вся жизнь предков которого была теснейшим образом связана с лесом.

Русским усадебным и дачным садам присущ характер личный, интимный, даже, в архаичном понимании, затворенный. Это касается как традиционных для нас ограждений, так и соотношения открытых и закрытых пространств на участках в пользу последних. Одна из особенностей усадебного стиля жизни состоит в том, что соседи при этом, как правило, не доставляют беспокойств. А потому в большинстве случаев не возникает нужды специально отгораживаться от них.

С появлением дач, а тем более садовых товариществ, возник совершенно иной, если можно так выразиться, «шестисоточный» тип частного сада, где для сохранения личного пространства стали остро востребованы ограждения, от частого штакетника или увитой девичьим виноградом сетки-рабицы до плотной живой изгороди.

В изданном в конце XVIII века каталоге растений Нескучного сада усадьбы известного миллионера-заводчика П.А. Демидова перечислено около 6000 видов и 2000 садовых форм.

Свобода и простор

Так все-таки что же являет собой русский сад? У каждого человека, конечно же, могут складываться свои собственные представления о нем. Кому-то он более всего напоминает монастырский «рай», иной представляет себе романтический усадебный сад позапрошлого века, а кто-то, может быть, профессорскую дачу в лесу, где топят самовар сосновыми шишками.

Тем не менее можно попытаться вообразить себе обобщенный облик русского сада, описать характерные черты. В его основе лежит красивый среднерусский пейзаж с равнинным, а еще лучше, холмистым ландшафтом, причем не искусственным, а естественным. Известно, что изменение облика местности при строительстве усадьбы и разбивке сада в прежние времена обычно не превращалось в кардинальную переделку пейзажа и конструирование идеального пространства, как это происходило в Англии во времена Уильяма Кента и Ланселота Брауна. В основе ландшафта русской усадьбы оставался природный ландшафт, однако кое-где подправленный и облагороженный.

Возвращаясь к собирательному образу русского сада, представим его особые черты и элементы. Скорее всего, это просторный сад, устроенный в свободном, пейзажном стиле. Вполне вероятно, что он будет иметь регулярную планировку возле жилья или хотя бы элементы ее алименты во входной и парадной зонах. Это может быть прямая подъездная аллея от ворот к дому или, например, круглая клумба перед входом.

Хорошо, если из сада открывается хотя бы один симпатичный вид на окрестности. Такой сад не зажимают слишком плотно «спины» соседних участков. Очевидно, что хотя обширные частные пейзажные парки сегодня могут позволить себе лишь единицы, размеры описываемого нами русского сада не могут быть слишком уж миниатюрными. В моем представлении речь может идти об участках в 30–40 соток и более.

Свободная структура русской усадьбы входит в некоторое противоречие с системой маленьких замкнутых садовых комнат, распространенной во многих европейских садах, хотя сам принцип зонирования – устройство обособленных мест или профильных участков, объединенных в единое целое, – можно считать общим для всех стилей. В условиях лимитированного пространства большинства современных садов целесообразно, наверное, ограничить набор функциональных зон и разных по стилю элементов на одном участке.

Русский усадебный сад – свободный и естественный, немного запущенный, слегка непричесанный, в противоположность вылизанным немецким или голландским садам.

Аллеи, пруды и ротонды

И все-таки без основных зон, характерных для усадебного сада, не обойтись. Во-первых, это оформленная входная группа, затем – прогулочная зона, которую можно устроить не только в лесной, пейзажной части участка, но и в почти обязательном плодовом саду, где дорожка будет петлять между яблоневыми, сливовыми и вишневыми деревьями. В больших садах обсадка дорожек и подъездных путей липами, дубами, березами или хвойными превратит их в столь характерные для усадеб аллеи.

Следуя традициям, надо разбить огород, в котором будут выращиваться овощи, ягодные кустарники, лекарственные и пряно-ароматические травы: мята, базилик, тимьян, иссоп и шалфей. Построить оранжерею для цитрусовых, инжира, кофе, лавров, олеандров, пальм и других экзотов может позволить себе далеко не каждый, а вот соорудить небольшую теплицу на участке многим вполне по силам.

Читать еще:  Красивоцветущий гелиотроп в ландшафтном дизайне

Непременным элементом русского усадебного сада были пруды. Иногда ограничивались одним водоемом, но часто устраивали целую каскадную систему прудов, причем разных по назначению: для купания, для разведения рыбы, катания на лодках или стирки. Водоемы соединяли протоками, через которые перекидывали мостики, в больших прудах сооружали острова, где ставили беседку или высаживали живописную группу деревьев. Пруды обсаживали по периметру деревьями, чаще всего липой, ольхой, тополем и, конечно, ивой. Так что без пруда в современном русском саду никак не обойтись.

Как и без архитектурных форм. Жилье и природное окружение связывались посредствам террас и веранд (возле дома), ротонд, павильонов, беседок-миловидов, где можно было проводить время с книгой, за рукоделием или в беседах с родными и друзьями. Соединить сад с домом всегда помогают различные вертикальные конструкции: арки, перголы, шпалеры, увитые вьющимися растениями, или зеленые туннели огибных аллей – берсо, а также расставленные в живописных местах скамьи.

Живописные группы и густые посадки пахучих кустарников вдоль дорожек, тенистые аллеи, древесный полог, создающий таинственный полумрак парка, плотные купы зелени в обсадке опушек, благоухание цветущих яблонь в плодовом саду, окружающие усадьбу березовые рощи – все это не поэтические образы, а реальные черты, формирующие облик русского сада.

Русский сад, гармонично сочетающий в себе утилитарность, удобство и декоративность, навевающий романтические, а также, возможно, и патриотические настроения, вполне может вписываться в реалии современного мира

Что сажали

В заключение следует остановиться на флористическом составе русского сада. Многим из нас кажется, что в прежние годы перечень используемых в садах видов растений был весьма ограничен. Однако это не так. Конечно, современный рынок посадочного материала изобилует редкими когда-то видами и бесчисленными сортами, число которых увеличивается с каждым годом. Однако, знакомясь со списками растений 150–200-летней давности, рекомендуемых для посадки в российских садах, удивляешься их обширности. К слову сказать, в изданном в конце XVIII века каталоге растений Нескучного сада усадьбы известного миллионера-заводчика П.А. Демидова перечислено около 6000 видов и 2000 садовых форм.

Основную долю в составе древесно-кустарниковой растительности в русских усадебных садах занимали, конечно же, местные виды, хотя уже примерно с конца XVI – начала XVII века в них стали высаживать доставляемые из разных краев растения-интродуценты: желтую акацию, бузину красную, клен серебристый и к. ясенелистный, кедровые сосны, каштаны, ставшие хрестоматийными чубушник венечный, сирень обыкновенную. Позднее привозили сирень венгерскую и с. персидскую, клен приречный, иргу ольхолистную, пихты и лиственницы, американские ели и сосны, тополь бальзамический, дуб красный, птелею трехлистную, робинию псевдоакацию, тую западную и можжевельники. С Тихоокеанского побережья России доставляли орех маньчжурский, черемуху Маака, бархат амурский, различные лианы и многие другие виды дальневосточной флоры.

Но чаще всего в усадебных садах и парках можно было встретить наши обычные древесные виды, в аллейных, групповых и массивных посадках – липу мелколистную, березу бородавчатую и б. пушистую, стройную рябину обыкновенную, могучий дуб черешчатый, ясень высокий, сосну обыкновенную, тополь белый и т. черный.

В живых изгородях и группах, возле мест отдыха высаживали калины, жимолости, клен татарский, душистые древесные виды и сорта (сирень, белую акацию, черемуху, чубушник, жимолость каприфоль и, конечно, кустовые и плетистые розы). Для шпалер и боскетов использовали стриженые липы, вязы, ели, боярышники, барбарисы, дерен белый, кизильник блестящий, пузыреплодник, спиреи и шиповники, а южнее – буки, грабы, бирючину и теплолюбивые самшиты.

Начиная с XVII века на клумбах сажали довольно много цветов, как многолетних, так и однолетних. Очень популярны были тюльпаны, нарциссы, гиацинты, лилии и другие луковичные, гвоздики и фиалки, ирисы и примулы, водосборы и георгины. Устраивая усадебный сад в русском стиле, нельзя не посадить в пестрых цветниках уже давно любимые русскими садоводами настурции и петунии, бархатцы и гелиотроп, левкои и душистый горошек.

Как видим, русский сад, гармонично сочетающий в себе утилитарность, удобство и декоративность, навевающий романтические, а также, возможно, и патриотические настроения, вполне может вписываться в реалии современного мира и служить образцом для подражания для многих владельцев загородных участков.

Дворянские гнезда: кто восстанавливает старинные усадьбы в русской провинции

«Здесь незачем волноваться, нечего мутить; здесь только тому и удача, кто прокладывает свою тропинку не торопясь, как пахарь борозду плугом. И какая сила кругом, какое здоровье в этой бездейственной тиши! Тишина обнимает его со всех сторон, солнце катится тихо по спокойному синему небу, и облака тихо плывут по нему, кажется, они знают, куда и зачем они плывут. В то самое время в других местах на земле кипела, торопилась, грохотала жизнь; здесь та же жизнь текла неслышно, как вода по болотным травам; и до самого вечера Лаврецкий не мог оторваться от созерцания этой уходящей, утекающей жизни; скорбь о прошедшем таяла в его душе как весенний снег, — и странное дело! — никогда не было в нем так глубоко и сильно чувство родины». (Иван Тургенев, «Дворянское гнездо»)

Иван Сергеевич Тургенев был убежден: нигде в мире нет такого блаженства, как в российской глухомани. Но из 7000 сохранившихся дворянских гнезд не превратилось в руины лишь каждое десятое. В 2012 году государство разрешило выкупать объекты исторической недвижимости частным лицам. Оказалось, многие из тех, кто читал Тургенева в школе, готовы инвестировать в образы из романов: садиться, как в экипажи, в вертолеты и мчать в свои усадьбы.

Чтобы получить историческое имение, нужно победить на аукционе и арендовать усадьбу у федеральных или региональных властей на 49 лет. Государство обещает арендную плату «рубль за метр» и даже возможность приватизации. Так 400 усадеб обрели новых владельцев. Но у аренды есть обязательное условие — проведение ремонтно-реставрационных работ за счет арендатора. А плата «рубль за метр» устанавливается лишь после сдачи объекта в эксплуатацию. «Осознание того, что компенсация средств не совпадает с реальными тратами, отталкивает собственников, — считает Дмитрий Ойнас, вице-президент фонда «Возрождение русской усадьбы». Например, отказались от одного из своих проектов крупнейшие участники рынка исторической недвижимости, основатель и владелец ГК «Конкор» Владимир Кононов и его супруга Ирина. В 1990-х Кононовы с музейной дотошностью восстановили усадьбу середины XIX века, дом Ивана Белюстина в Калязине. В 2004 году они взяли в аренду тверскую усадьбу Знаменское-Раек архитектора Николая Львова, один из самых известных примеров русского палладианства XVIII века. Арендно-охранный договор предполагал проведение археологических и противоаварийных работ и разработку проекта реставрации. «В первую очередь колоннады из 109 колонн, — рассказала Forbes Life Ирина Кононова. — Реставрация каждой колонны стоит как ремонт небольшого дома». Супруги восстановили колоннаду и два из четырех флигелей, привели в порядок парк, высадили 10 000 роз. Это стоило им не менее $20 млн. И тут Кононовы узнали, что при приватизации усадьбы «учесть уже понесенные расходы невозможно. Получается, чем лучше сделаешь сейчас, тем дороже заплатишь за усадьбу потом». Продлевать арендно-охранный договор они не стали.

Forbes Life выбрал пять имений, которые перешли в частную собственность.

Читать еще:  Напольная деревянная вешалка своими руками

Терем Асташово, Чухломской район Костромской области

Собственник: инвестиционный банкир Андрей Павличенков и его супруга Ольга Головичер.

Условия владения: в собственности с 2007 года.

От терема Асташово до ближайшего райцентра Чухломы — 30 км. Дорог почти нет. «Именно удаленность от цивилизации и максимальная близость к природе стала визитной карточкой Асташова», — считает специалист по русским усадьбам Вадим Разумов.

Деревянный терем был построен в 1903 году образованным крепостным Мартьяном Сазоновым как свадебный подарок второй жене Анне. Эксцентричный архитектурный проект выполнил петербургский зодчий Иван Ропет (баня-теремок его работы стоит в мамонтовском Абрамцеве).

В 2007 году ветхую покосившуюся диковинку решили восстановить инвестиционный банкир Андрей Павличенков и его супруга Ольга Головичер. Задача оказалась непростой: права наследования на землю в заброшенной деревне запутанны, а сам терем, как рассказала Forbes Life Ольга Головичер, «Росреестр и БТИ увидели впервые, когда мы в 2010 году регистрировали права собственности». В тот момент уже полным ходом шла реставрация. Работы возглавил архитектор из города Кириллова, специалист по русскому северному зодчеству Александр Попов.

Новые владельцы открыли в тереме гостиницу и музей, водят экскурсии по окрестностям. По словам Андрея Павличенкова, в 2017 году в тереме побывали порядка 2000 человек: «И это без всякой рекламы, только благодаря сарафанному радио». В 2019 году супруги рассчитывают утроить туристический поток, открыв в Асташове ресторан. «Хотим сделать простую русскую кухню, с акцентом на местные продукты».

Объем инвестиций в Асташово Павличенков и Головичер не раскрывают. Добиться окупаемости супруги рассчитывают в ближайшие два года.

Усадьба Студеные Ключи, Заволжский район Ивановской области

Собственник: Александр Широков, гендиректор компаний «Капитал» и «Редвелл».

Условия владения: в собственности.

Студеные Ключи еще восстанавливаются, но уже сейчас там устраивают музыкальные фестивали, шахматные турниры, культурные форумы, творческие лагеря молодых художников.

Усадьба в стиле классицизма неподалеку от города Кинешмы построена в начале ХХ века на средства потомственного дворянина Николая Рузского по проекту архитектора Владимира Адамовича. После революции усадьбу национализировали, разместили в ней рабочий клуб, затем туберкулезный диспансер и в конце концов перевели на баланс Заволжского химического завода.

Сегодня владелец усадьбы — 47-летний бизнесмен, потомственный военный Александр Широков. После отставки Широков открыл в Иванове строительный бизнес. Тогда и обратил внимание на объекты исторического наследия. В 2012 году Широков выкупил усадьбу Студеные Ключи у бывшего владельца. Студеные Ключи — это главный дом с парадными помещениями, террасой, залом-полуротондой и широкой двухмаршевой лестницей на второй этаж, а также усадебный парк с хозяйственными постройками. Автор проекта реставрации комплекса — ивановский архитектор Александр Свиридов.

В восстановление главного дома и исторических построек Широков вложил более 100 млн рублей. Теперь на территории усадьбы есть каретный двор, летник, флигель и мастерские. В планах — обучать посетителей народным промыслам, гончарному, кузнечному, швейному делу, характерным для традиционной усадебной жизни начала ХХ века. Есть идея организовать коммерческую рыбалку и давать уроки садоводства.

К 2025 году в Ключах построят гостиницу на 20 номеров. Сейчас посещение усадьбы, мероприятий и проведение фотосессий бесплатное. «Пока брать деньги с посетителей я не готов»,— сказал Александр Широков Forbes Life.

Усадьба Марьино, Тосненский район Ленинградской области

Собственник: Галина Степанова, совладелец компаний «Северный берег» и «Орион».

Условия владения: в собственности с 2008-го.

Петербургская предпринимательница Галина Степанова купила родовое имение Строгановых-Голицыных у обанкротившегося завода «Сокол».За первые три года новая владелица полностью восстановила главный дом, вылечила старые деревья, обустроила парк в английском стиле с каскадами прудов, плотинами и водопадами. Сегодня в усадьбе открыты отель на 22 номера и ресторан с европейской, восточной и русской кухней. С 2011 года в усадьбе есть небольшая конюшня. Можно кататься на лошадях, на лодках, велосипедах, санях, лыжах и коньках, играть на бильярде и в настольный теннис. На местной ферме разводят баранов, коров, кур, гусей и даже страусов. В усадьбе собрана обширная библиотека и открыта галерея, где выставляются работы современных художников-реалистов. (когда-то Галина Степанова владела галереей «Петербургский художник»).

Основной доход усадьбе приносит проведение свадеб, дней рождения, корпоративов и семинаров. «Но этого недостаточно», — утверждает Степанова. За 10 лет добиться окупаемости усадьбы не удалось.

У владелицы появилась мечта — заказать скульптору Михаилу Шемякину фигуру Пиковой дамы, ведь ее прототипом послужила Пушкину хозяйка усадьбы Наталья Голицына. «Этот факт непременно нужно увековечить», — говорит Галина Степанова.

Усадьба Степановское-Волосово, Зубцовский район Тверской области

Собственник: бизнесмен Сергей Васильев, председатель совета директоров ИГ «Русские фонды».

Условия владения: в собственности.

Степановское-Волосово на самом деле настоящий дворец, напоминающий Шереметевский в московском Останкине. Только главный дом в Степановском больше, парк в английском стиле обширнее. Проект усадьбы приписывается Джакомо Кваренги, главному русскому палладианцу. До революции усадьба принадлежала потомкам княжеского рода Куракиных, придворных Павла I. В главном доме хранился княжеский архив, библиотека, коллекции живописи, медалей, монет и минералов. После революции имение национализировали, сохранившуюся часть коллекций передали в Тверь и Москву. Усадьба пострадала во время Второй мировой. После войны в Степановском открыли психоневрологический диспансер. В 2005 году главный дом горел.

«На реставрацию главного дома и английского парка у нас ушло восемь лет и несколько сотен миллионов рублей»,— рассказал Forbes Life Сергей Васильев. Сейчас имение восстановлено, пруд очищен, парк приведен в порядок. Усадьба постепенно начинает зарабатывать, как говорит Васильев. По усадьбе и парку водят экскурсии, в ней устраивают свадебные обеды, торгуют продуктами местной фермы. По подсчетам владельца, в 2017 году в усадьбе побывало не менее 3000–4000 посетителей.

Усадьба Скорняково-Архангельское, Задонский район Липецкой области

Собственник: Алексей Шкрапкин, финансист, инвестор, гендиректор ИК «Форту-Фэмили».

Условия владения: в собственности.

В центре усадьбы — стройный белоснежный храм Михаила Архангела начала XIX века с базиликальным куполом, классическим ризалитом и двухъярусной надвратной колокольней. Бизнесмен Алексей Шкрапкин увидел полуразрушенный храм в детстве. По его словам, тогда же появилась мечта его восстановить. Об усадьбе не было и речи. Вокруг храма были не то что руины, а мелкие куски построек.

Первым владельцем усадьбы в конце XVII века был помещик Григорий Скорняков-Писарев. Два века спустя имение перешло дворянской семье Чернышевых и Муравьевых-Карских. Они построили новый главный дом, посадили роскошный сад, вырыли пруды. В новейшей истории владельцем стал руководитель производства автомобилей «Руссо-Балт» Михаил Шидловский. Алексей Шкрапкин выкупил у него имение в 2009 году за
1 млн рублей. Бизнесмену достались руины главного дома, руины храма и территория в 30 га. В восстановление было вложено более 200 млн рублей. В 2008 году Шкрапкин открыл инвестиционную компанию «Форту-Фэмили». Этот бизнес сегодня финансово подпитывает усадебный проект.

Восстановление Алексей Шкрапкин начал с храма. Затем занялся главным домом и другими постройками. Концепцию имения — коммерческого проекта разработало французское архитектурное бюро, а реализовали московские архитекторы под руководством Петра Браговского. Строительные работы вела российская реставрационная компания «Лайм Парк». Процесс восстановления занял шесть лет.

Первые гости приехали в Скорняково-Архангельское в 2015 году. В усадьбе открыты гостиница на 30 номеров, банкетный зал на 200 человек, а в здании бывшей ткацкой фабрики — французский ресторан «Бальмонтъ». Шкрапкин неравнодушен к Франции, там у него есть замок и винодельня. По мнению владельца, Скорняково-Архангельское — идеальное место для семейного отдыха, крестин и свадеб. По подсчетам владельца, в 2017 году в усадьбе побывало 40 000 посетителей. Несмотря на гигантский поток, окупить проект раньше чем через 15–20 лет Шкрапкин не рассчитывает.

Читать еще:  Оформляем дачу без дизайнеров

Меценат на развалинах: хозяин «Гребнева» рассказал о планах по восстановлению усадьбы

Деревню Гребнево в Щелковском районе в минувшие выходные посетил бизнесмен, поэт и композитор Андрей Ковалев, который ранее приобрел за 80 млн руб. 50 га бывшего имения князей Трубецких с остовами усадебных зданий. Ковалев спел гребневцам несколько своих песен и озвучил стратегию реконструкции усадьбы, которую хочет превратить в роскошный художественно-туристический объект.

ХЛЕБОМ-СОЛЬЮ

Первый официальный визит в имение Андрей Ковалев приурочил к музыкальному фестивалю им. Данилы Кашина, проходящему в Гребневе восьмой год подряд. Минута в минуту к началу праздника на площадку фестиваля подъехал кортеж иномарок. Ковалев вышел в сопровождении высоких плечистых охранников.

Нового владельца «Гребнева» сразу окружили женщины из местного народного хора в ярких старорусских костюмах с хлебом-солью. Они били в бубенчики и пели приветственную песню. Происходящее остро напоминало сцену встречи героя Никиты Михалкова в фильме «Жестокий романс».

«Барин приехал!» – смесь интереса, надежды и настороженности читалась на лицах гребневцев.

А все потому, что жители Гребнева душой болеют за судьбу одноименной усадьбы. В советское время в роскошном имении князей Трубецких с величественным главным домом и двумя флигелями располагался туберкулезный санаторий, потом техникум, НПО «Платан». 1980-е годы подарили усадьбе надежду на новую жизнь – здесь проходили выставки, дети занимались в творческих мастерских. Но в 1991 году, аккурат накануне завершения масштабного ремонта, сразу в трех зданиях усадьбы вспыхнул пожар. Местные убеждены: «Гребнево» подожгли, чтобы скрыть хищения бюджетных средств. С тех пор памятник культуры федерального значения стремительно разрушается.

МОЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ

Много раз имению пытались найти частных инвесторов – желающих не находилось. Эксперты вынесли вердикт: год, два – и усадьбу уже не восстановить. 16 мая состоялось долгожданное событие: «Гребнево» приобрел за 80 млн руб. бизнесмен и композитор Андрей Ковалев. По условиям договора в течение семи лет он обязан полностью восстановить прежний архитектурный облик усадьбы.

Жители Гребнева с трепетом слушали, как Ковалев со сцены озвучивал планы по возрождению имения. Предприниматель рассказал, что будущее усадьбы – стать масштабным туристическим объектом с гостиницами, концертным залом, творческими мастерскими, художественной галереей, музейным комплексом, кафе и ресторанами.

– Год думал, прежде чем принять решение, – протянув руки к собравшимся, признался Ковалев. – Но кто, если не я? Понял, что восстановить усадьбу – моя историческая миссия. 2 июня мы проведем субботник по расчистке территории, это будет первый шаг.

СОМНЕНИЯ ОСТАЮТСЯ

Жители не отрывали глаз от сцены.

– Испытываю радость, даже если в результате что-то будет платным, – говорит заведующая гребневской библиотекой Любовь Попкова. – Усадьба разрушается, ее растаскивают. Разобрали и украли мраморную лестницу, стащили кованый забор, на днях исчезли два мраморных льва. Ковалев производит впечатление адекватного человека, я ему верю. Единственное, что его охрана напрягает, но он богатый человек, ему, наверное, положено.

Глава сельского поселения Гребневское Марина Бобырь настроена не так оптимистично.

– Будет здорово, если Ковалев восстановит усадьбу, – оговаривается она. – Почему «если»? Долго на свете живу, знаю, что планы планами, а в жизни всякое может случиться. Верю, надеюсь, но сомнения остаются.

После беседы с жителями Андрей Ковалев спел несколько песен и отправился инспектировать свою собственность. За воротами усадьбы – настоящий апокалипсис. Горы мусора, заросли борщевика. И неожиданный в заброшенном имении жилой дом, на который Ковалев уставился с изумлением.

– Жителей уже выселили через суд, – поспешил успокоить бизнесмена депутат Совета депутатов Гребневского поселения Антон Луковский. – В этом доме для прислуги обитала семья бывшего смотрителя усадьбы. Удалось доказать, что она занимала его незаконно.

ТОЛЬКО НЕ УБИВАЙ ЕЕ!

Ковалев оглядывал разруху и деловито давал указания своему охраннику.

– Все пофоткай здесь, что будем убирать, – распоряжался бизнесмен. – Пристройку снесем, парник, будку собачью вынести надо. Привези болгарку, придется пилить упавшие деревья.

Кстати, охранники, шокировавшие мирных деревенских, оказались на удивление сентиментальными. Когда кто-то заметил, что на голову Ковалева села зеленая гусеница, один из них бережно снял насекомое с макушки.

– Только не убивай ее! – воскликнул второй.

Гусеница отправилась в траву живой и невредимой.

Ковалев в сопровождении охраны вышел на берег чудесного озера с островом посередине. На Заячьем острове когда-то была ротонда – в ней прежние хозяева усадьбы пили вечерами чай.

УЙДУТ МИЛЛИАРДЫ

Бизнесмен несколько минут молча разглядывал удивительной красоты пейзаж.

– Озеро почистим, пустим туда рыбу, – энергично кивнув, сказал Ковалев. – Мост построим арочный. А сам остров я вижу как этномир: гончарные мастерские, сыроварни, русские ремесла, кафе, детские площадки.

Работы Ковалеву предстоит много – согласно договору он обязан восстановить не только фасады строений, но и ландшафтный дизайн: английский парк, фонтаны, деревянный амфитеатр, где когда-то играли спектакли крепостные актеры, дорожки, скамейки. По подсчетам экспертов Министерства культуры РФ, на это уйдет от 500 млн до 1,5 млрд руб. Но Ковалев утверждает, что не ограничится лишь «обязаловкой».

На прощание Андрей Ковалев подарил присутствующим диски со своими песнями и сборники своих стихов. Потом развернулся и отправился в расположенную рядом церковь. Наверное, молиться за успех своего эпохального предприятия.

Шесть подмосковных усадеб могут быть восстановлены

«Возрождение исторических усадеб»

ФГУБК «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» подготовила проект «Возрождение исторических усадеб», в который попали шесть объектов, расположенных в Московской области.

Агентством по управлению и использованию памятников истории и культуры был разработан проект под названием «Возрождение исторических усадеб». В общей сложности в список были включены десять объектов, большая часть из которых, а именно шесть, расположены на территории Московской области. Соответствующей информацией поделился зампредседателя Мособлдумы Игорь Чистюхин.

По его словам, проект затронет такие историко-культурные объекты, как усадьбы Молоди в Чехове, Сенницы в Озерах, Воронцовых в Быково, Отрада в Ступино, а также усадебный дом в Коломне и усадьбу в Пущино. Как отметил Чистюхин, данный проект является законным и наиболее оптимальным способом возродить подмосковные усадьбы. Благодаря этому стало понятно, как можно передать Усадьбу Быково в управление Раменскому г.о., чтобы, к примеру, разместить в ней отделение Раменского музея.

В то же время зампредседателя Мособлдумы заметил, что данный вопрос является довольно сложным, так как связан с запретом на уровне законодательства вкладывать средства из муниципального бюджета в федеральное имущество, однако найти решение можно. В качестве примера он предложил привлекать меценатов из числа людей, неравнодушных к местной истории. В следующем году планируется провести конкурс на передачу Усадьбы в управление и пользование. Чаще всего в этом случае срок аренды составляет 49 лет. При этом Чистюхин подчеркнул, что необходимо приложить все усилия, чтобы застать возрождение этого исторического и архитектурного памятника, знакомого каждому раменчанину и жуковчанину.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector